Журнал для директоров клиник

Секреты успеха клиники

«У меня сейчас есть столько пациентов, сколько я заслуживаю»

Марианна Мазырко
29 сентября 2017 г.
Марианна Мазырко, кандидат медицинских наук, врач ультразвуковой диагностики, рассказывает о привлечении пациентов частнопрактикующим врачом

Кто ваши пациенты?

Сфера моих профессиональных интересов — пренатальная ультразвуковая диагностика. Поэтому мои пациенты — беременные женщины. Также я провожу ультразвуковые исследования в гинекологии. На заре моей профессиональной деятельности я занималась широким спектром ультразвуковых исследований: кроме акушерских, я проводила исследования брюшной полости, почек, щитовидной и молочных желез и т.д.

Cо временем я оказалась востребована именно в акушерстве, и это обусловило специализацию моей работы. С тех пор я не провожу ультразвуковые исследования других локализаций и отказываю пациентам, когда они просят изучить брюшную полость, к примеру. Не потому, что не могу, а потому что считаю, что есть врачи, которые делают это лучше меня. Те врачи, которые делают это каждый день. Я думаю, каждый должен заниматься тем, что он умеет лучше всего!

Как вы привлекаете пациентов?

Это самый сложный вопрос в работе частнопрактикующего врача. Большинство пациентов приходят ко мне по «сарафанному радио». Недавно у меня на приеме была женщина, которая проходила акушерское исследование 14(!) лет назад, а теперь пришла со следующей беременностью. А уж сколько у меня пациентов с третьими, четвертыми, пятыми и даже шестыми детьми! Уже есть женщины, приходившие беременными своим ребенком, которые теперь приходят посмотреть на внука!

Часть пациентов направляют врачи акушеры-гинекологи, знакомые с качеством моей работы. Надо сказать, что я не занимаюсь рекламой, не провожу акций, не договариваюсь с врачами о комиссиях за перенаправление. Я просто очень хорошо работаю, вне зависимости от того, работаю ли я в частной клинике, государственном учреждении или в собственном кабинете.

Я не терплю халтуру, безответственность, непрофессионализм и отсутствие здравого смысла. Мне кажется, что люди это понимают и ценят.

Работа с полной самоотдачей — мой единственный способ привлечения пациентов.

Того пациентопотока, который есть у вас сейчас, вам достаточно?

Я могла бы работать больше. Если бы я приложила усилия, занялась маркетингом, у меня было бы больше пациентов. Но в настоящее время у меня есть столько пациентов, сколько я заслуживаю. И мне это нравится, потому что в этом случае, я точно знаю, чего стою! Моя востребованность – это показатель качества моей работы. Для меня это очень важно.

Сотрудничаете ли вы с другими врачами и клиниками?

Я бы сказала, что это самый болезненный вопрос! Работа частнопрактикующего врача- одиночки – это «сам себе воин». Ты вырван из «контекста» диагностического и лечебного процесса. И ты не нужен, как специалист, частным клиникам, потому что у них свой замкнутый диагностический цикл. Ты точно не нужен государственным структурам, с ними ситуация и вовсе патовая. Они, совершенно незаконно, «монополизировали» скрининги I триместра. Т.е. они не разрешают пациентам делать I скрининг нигде, кроме как у них. И хотя объясняется это благими намерениями, на самом деле, за таким решением стоят чисто финансовые вопросы. Юридически такого права у них нет, потому что я являюсь точно таким же лицензированным учреждением, как и они.

Рядом с моим кабинетом находится женская консультация, в которой врач акушер-гинеколог много лет направляла ко мне пациентов на исследования, когда я еще работала в частной клинике. Когда я начала свою частную практику, я пошла к ней предложить и дальше направлять на исследования сложные случаи. В скором времени пришла первая «пробная» пациентка с акушеркой из консультации. Акушерка была впечатлена исследованием и аппаратом. Они ушли — и больше из женской консультации не пришло ни одного пациента! Я долго не могла понять, в чем дело, ведь раньше, во времена моей работы в частной клинике, я пользовалась ее доверием. А потом я поняла, что, во-первых, у них есть «гласное» или «негласное» указание не выпускать пациентов из государственной системы, потому что каждый пациент – это деньги. А во-вторых, я думаю, они сравнили качество моих исследований и моего аппарата, и поняли, что им будет трудно конкурировать.

Но все-таки однажды этот врач направил ко мне беременную в сроке 18 недель. У плода был редукционный порок развития: отсутствие одной кисти. В том самом пресловутом I скрининге в женской консультации данная патология была пропущена (хотя, этот порок должен быть диагностирован в 12 недель). В 18 недель он был заподозрен на втором этапе, в роддоме. И вот тогда доктор позвонил мне, и порок был подтвержден. Но… уже было поздно! Если бы патологию увидели раньше, до 12 недель, у женщины был бы выбор, прерывать беременность или оставить. А так она осталась без выбора.

Вопрос ведь не в том, кто и где проводит исследование, вопрос в том, что если вы утверждаете, что вы лучше, компетентнее, так будьте любезны обеспечить качество! А сейчас получается, что в итоге страдает пациент! Если бы все было так хорошо, как заявлено, пациенты не приходили бы ко мне спустя 2-3 дня переделывать тот же скрининг.

С врачами из частных клиник взаимодействовать легче, чем из государственных: то ли они больше радеют за качество, то ли больше уважают желания пациента.

Знаете, есть много профессионалов, независимо от того, где они работают, для которых на первом месте стоят здоровье и интересы пациента, которые не отключают телефоны и всегда доступны, которые находят время в своем плотном расписании, если это нужно срочно, и которые каждый счастливый случай или исход воспринимают как собственный. Вот с ними я и сотрудничаю!

Продолжение следует

Подписка на рассылку

Получайте первым информацию о новых публикациях на почту