Журнал для директоров клиник

Секреты успеха клиники

Врач и медсестра должны быть партнерами

Алексей Живов
20 марта 2018 г.
Врач и медсестра должны быть партнерами
Алексей Живов, главный врач Ильинской больницы, консультант-уролог, к.м.н., доцент рассказал о том, почему позиция медсестры равноценна позиции врача в структуре медперсонала, и в целом о том, как правильно организовать работу современной сестринской службы.

Вы сказали, что медсестры не менее важная, а может быть, наиболее важная часть команды и коллектива клиники и больницы. Как найти грамотных медсестер и как организовать сестринскую службу?

Здесь нужно понимать, какие полномочия вы делегируете медсестрам. Решить управленческую задачу: что у вас будут делать медсестры. Недавно в одном сериале про медицину увидел хорошую иллюстрацию. Доктор приходит в отделение реанимации и говорит медсестре: «Введи пациенту лекарство». На что медсестра отвечает: «Вы предлагаете очень высокую дозу. Вы точно знаете, что нужно ввести столько?» Доктор смотрит на медсестру и говорит: «Иди ставь клизмы и раздавай градусники, а советы мне давать не нужно». Медсестра вводит обозначенную врачом дозу, пациент едва не умирает от неё. В этом вся суть и разница между российским сестринским делом и тем, как это обстоит в более продвинутой медицине.

Сестринское дело – это отдельная профессия. Конечно, она тесно связана с врачебной работой: по отношению к ней она скорее является поддержкой. Но поддержкой настолько важной, что без нее то, что делает врач, может стать бесполезным.

Поэтому такой, казалось бы, второстепенный вопрос, как работа палатной медсестры в госпитале, должен быть глубоко изучен: что должен делать этот специалист в течение своей смены и насколько квалифицированно это нужно делать. Даже не столько в плане выполнения процедур. В стационарном уходе есть процедуроориентированный подход и есть пациентоориентированный подход. Я бы даже сказал, человекоориентированный. Можно опираться на количество принятых препаратов, своевременность их выдачи, правильность выполнения инъекций, процедур, на их количество, на соблюдение врачебных назначений и прочее, а можно ориентироваться на пациента.

Выполнение процедур – это как физиологическая функция. Это должно делаться автоматически. Главное, что нужно держать в голове, – как чувствует себя пациент, что с ним происходит, правильно ли он питается и прочее.

Недавно я побывал в одной из частных клиник России и спросил у медбрата, который там дежурил: «Чем кормят пациента?» Пациент диабетик. Медбрат отвечает: «Это нужно спросить у буфетчиц». Но буфетчица всего лишь разносит еду пациенту и отвечает только за это. Чем кормят вверенного ему пациента, должен знать именно медбрат. Он следит за пациентом и должен убедиться, соответствует ли питание, которое дают пациенту, его состоянию здоровья. Медбрат или медсестра должны быть теми, кто быстро среагирует. Если пациенту принесли диету, в которой полно углеводов, кто среагирует на это первым? Постовая медсестра. А во многих частных клиниках, особенно в зарубежных, медсестра сама заходит в палату с подносом и говорит пациенту: «Здравствуйте, вот ваш сегодняшний обед». Заодно она проверяет, что дали пациенту, что он ест. Медсестра заботится о пациенте, обо всех его нуждах и потребностях, пока он находится в стационаре. Вот в чем заключается правильная работа медсестры.

Медсестре нужно быть психологом.

Она всегда должна видеть реакцию. И быть хорошими специалистом. Потому что, если есть какие-то отклонения в состоянии здоровья пациента, первой обратит на это внимание именно постовая дежурная медсестра. Она все время находится с пациентом, а доктор оперирует или занимается чем-то еще (а если он – главврач, то он занимается и административной работой). То есть он видит этого пациента минуты в день, а сестра видит его часы в день, поэтому ей необходимо разбираться во многих вещах: в физиологии, функциональной патологии, патофизиологии, анатомии, психологии и психиатрии и многом другом. Медсестра должна знать эти вещи на высоком уровне. Для нее не должно быть авторитетов – в хорошем смысле слова.

Если медсестра видит, что врач делает ошибку, ей необходимо сказать и самому врачу, и своему непосредственному сестринскому руководителю: «Я увидела ошибку. Нужно что-то делать. Нужно исправлять». В этом заключается независимый профессионализм медсестры. И это не доносительство и не нарушение субординации. Это действия в интересах пациента, которым подчинена работа всех сотрудников больницы.

IMG 2367 Фото: Алексей Живов

Где взять таких медсестер?

Таких почти нет. Одна из проблем российских медсестер в том, что их воспитывают в идеологии дарвиновской цепочки: будто бы по отношению к врачу они находятся на более низкой ступени. На самом деле это два человека, которые стоят рядом. Это две абсолютно самостоятельные полноценные профессии.

Врач и медсестра должны партнерствовать друг с другом.

Да, медсестра – поддержка для врача, безусловно, она выполняет его указания. Но врач должен воспринимать медсестру как равную. И если она говорит о какой-то ошибке, которую видит, значит, нужно эту ошибку проанализировать. Если она вносит предложение по улучшению каких-либо медицинских процессов, к ним нужно прислушиваться. Ведь именно медицинские сестры многих специальностей находятся ближе и дольше с больными, чем врачи и другие медицинские работники. Порой они видят то, что скрыто от глаз врачей. Первое, что нужно сделать, – ввести эту новую для медсестер ментальность на уровне медучилищ.

Где Вы будете брать медсестер для вашей больницы?

Где сможем. Будем вынуждены учить их сами во многом. Планируем создать сестринскую школу при больнице.

Ментальность поменять практически невозможно. Придется привозить.

Наверное, мы будем привлекать зарубежных инструкторов. Потому что для того, чтобы организовать работу сестринской службы, нужны определенные знания, которые здесь часто отсутствуют. У нас в планах – приглашение зарубежных специалистов, которые какое-то время поработают с нами в постоянном режиме либо в режиме аудита. Мы хотим создать современную сестринскую службу. Это очень важно. Отсутствие надлежащего сестринского ухода – одна из причин, почему наши сограждане едут лечиться за границу: там правильно налажен послеоперационный уход, который выполняется как раз медсестрами. Я не называю это реабилитацией. Слово «реабилитация», на самом деле, значительно более широкое понятие. Речь идет именно о послеоперационном уходе, которого здесь нет. И о ближайшем послеоперационном наблюдении, которого здесь тоже, как правило, тяжело добиться. Поэтому для того, чтобы этот уход появился,

сестринская служба должна быть другой. Ее нужно создавать.

У нас есть определённое количество грамотных медсестер, которые работали в лучших частных клиниках, имеют положительный опыт, образование. Есть очень хорошие квалифицированные сестры в государственных учреждениях. Мы стараемся делать так, чтобы сестринское дело стало престижным и высокооплачиваемым. Это должна быть целая карьера. Потому что, опять же, по «системе Дарвина» медсестра – это некий промежуточный этап. Многие рассуждают так: я поработаю какое-то время медсестрой, затем я обязательно должна получить высшее медицинское образование и стать врачом. Или: я поработаю медсестрой какое-то количество лет, но потом я займусь чем-нибудь другим. Эту работу не считают престижной. А на самом деле, в сестринском деле существуют огромные авторитеты: профессора, высокооплачиваемые люди за границей. Хорошая медсестра в Америке зарабатывает 8000-10000$ в месяц. Ей платят хорошо, потому что она стоит этих денег. И для нее это карьера – она старается быть лучше, развиваться. Это очень важно понять при планировании расходов на персонал.

ilinskaya-bolnica-3 Фото: shatilov.com

Какие школы для медсестер порекомендуете?

Это зависит больше от модели здравоохранения страны. Если вы такая частная клиника, которая планирует работать исключительно за кэш и обслуживать пациентов, которые могут платить за себя сами или у кого очень дорогие страховки, нужно обучать медсестер в хороших частных клиниках Европы – например, Швейцарию я бы назвал в первую очередь. Потому что там это очень развито – правильно поставлен сестринский уход. В Германии в частных клиниках очень хорошо устроена сестринская служба. В Соединенных Штатах это есть не только в частных, но и в государственных клиниках, потому что там больше пациентоориентированности, потому что за пациентов хорошо платят и у медперсонала высокие зарплаты. Для учреждений, которые планируют работать на хорошо платящих пациентов, направлять персонал учиться в какие-то поточные университетские клиники не имеет смысла, потому что там не привьют того самого пациентоориентированного подхода.

Да, где поток, там зачастую мало что успевают. Хотя смотря о чем говорить. Есть сестринские специальности, которые желательно осваивать только в больших университетских клиниках. Например, медсестра реанимации, которая имеет дело с пациентом, который находится без сознания. Это совсем другая работа. В реанимации как раз выше процедуроориентированность, цифроориентированность, показателеориентированность – потому что отсутствует фактор общения с пациентом. А уже в отделении человекоориентированность выходит на первый план, потому что там пациент находится в сознании, и нужно общаться с ним и следить за ним правильным образом. Все зависит от цели и задач: кто где работает, в каком учреждении и так далее.

Подписка на рассылку

Получайте первым информацию о новых публикациях на почту