Журнал для директоров клиник

Секреты успеха клиники

«Вначале всего идет медицина и уже потом бизнес», — как построить организационную структуру частной клиники

Анна Шумейко
30 августа 2017 г.

Расскажите про административную структуру клиники: кто за что отвечает?

Я занимаюсь всем, что имеет отношение к медицине. От набора медицинского персонала, составления расписаний и проведения семинаров с разбором клинических случаев до распределения пациентского потока по врачам.

У Александра, нашего генерального директора, полномочия самые широкие. Он занимается огромным количеством разнообразных задач в клинике, управленческих и административных. Он делает гораздо больше того, что формально входит в обязанности директора клиники — например, безумно вкусно готовит для нас. И я ему очень благодарна за его работу.

Как по-вашему, должен ли директор клиники быть врачом?

Нет.

Я однозначно считаю, что директор клиники врачом быть не должен. Директор-медик неизбежно начинает вмешиваться в лечебный процесс, это создает проблемы для многих клиник. Он начинает выстраивать медицинские процессы по-своему и возникают путаница и конфликты. На мой взгляд, директор клиники должен быть хорошим управленцем — и не важно, из какой области он пришел.

Его задача — следить за административными процессами. Кроме этого, у директора должно быть желание учиться, узнавать новые способы решать задачи, более удачные. В общем-то, все мы здесь постоянно учимся — ищем решения и общих, и прикладных вопросов, например, работы в условиях конкретно нашей, московской экономики. Я не говорю «российской» сознательно: по условиям работы Москва очень сильно отличается от других городов, даже от Питера. Мои знакомые открывают сейчас клинику в Санкт-Петербурге, и у них все намного проще с точки зрения документации. Москва же съедает очень много ресурсов, в отличие от других российских городов.

Что насчет медицинского персонала — врачей и сестер? Как набираете их?

Сестринского персонала у нас нет, для клиники нашего профиля он не нужен. Зато есть санитарский — санитары занимаются уборкой и дезинфекцией. А врачи — основа нашей клиники, как и любой другой.

Как правило, я ищу врачей для “Реки жизни” на профильных семинарах, конференциях. В первую очередь для меня важны профессионализм и комфорт общения. Я знаю очень много в самом деле хороших специалистов, с которыми просто не смогла бы работать. Я сложный человек, я остро реагирую на многие вещи. И врачей подбираю легких в общении и умеющих сглаживать углы: с такими же, как я, мне было бы сложно работать.

Мы с коллегами обсуждали найм двух докторов, хороших специалистов, со своей пациентской базой, они помогли бы клинике стать более прибыльной. Но в итоге отказались от этой идеи: потому что с ними в любом случае были бы конфликты, и кто-то спустя время ушел бы, а значит, решение получилось бы временным. Это не то, что нам нужно. Хочется создавать команду, с которой можно годами расти и развиваться совместно. Поэтому к набору сотрудников мы подходим очень осторожно. В сентябре к нам придут еще два доктора. Судя по отзывам и по тому, что я знаю о них, они отлично вольются в коллектив.

Насколько важно для вас при найме, есть ли у врача пациентская база?

Конечно, когда врач приходит со своими пациентами и фактически «кормит» себя и клинику — это идеальный случай. Но так бывает очень редко. Чаще у врачей-остеопатов, которые идут работать в клиники, пока еще нет своей пациентской базы или пациентов мало. Они приходят их набирать. И это проблема любой остеопатической клиники: очень часто, когда врач в медцентре собирает себе много пациентов, потом он уходит.

Конечно, у нас есть и врачи, которые пришли со своими пациентами — они пришли, потому что им нравится наша команда, они хотят работать с нами, им важна наша атмосфера — важнее, чем те дополнительные деньги, которые они могли бы получать от пациентов напрямую, просто арендуя кабинет. Поэтому, чтобы врачи оставались с нами, мы стараемся создавать им комфортные условия для работы. Это, на мой взгляд, основа успеха для любой остеопатической клиники.

Получается, в вашем случае нематериальные бонусы для врачей даже важнее размера зарплаты?

Все так, у нас в первую очередь важны нематериальные бонусы. Надо сказать, обучение остеопатии во всем мире страшно дорогое. Семинар продолжительностью 4 дня может стоит от 650 до 1000 евро — а ведь еще надо оплачивать проезд и проживание, так как большинство обучающих мероприятий проводится за рубежом. Съездить на семинар в Ригу стоит в итоге около 1500 долларов, в США - около 5000. Поэтому одна из важнейших мотивационных составляющих — это возможность для профессионального развития, учебы.

Мы устраиваем у себя обучающие семинары с приглашенными специалистами, я регулярно провожу разборы клинических случаев. Ну и, конечно, важна атмосфера: коллектив, в котором приятно работать, уютная кухня с хорошим кофе, директор и администратор, которые всегда помогут и с которыми приятно общаться. Про администратора стоит сказать отдельно — это “первая линия обороны в клинике”, и от того, что это за человек, зависит очень многое. Нам невероятно повезло с нашим администратором, Натальей. Ради того, чтобы не упустить ее, мы, фактически, открыли клинику на полгода раньше, чем планировали.

Вы говорили о том, что пациенты приходят за врачами. Есть ли какое-то перенаправление пациентов внутри клиники?

Да. Например, сегодня ко мне пришел постоянный пациент, ему 74 года, у него корешковый синдром. Большинство врачей сказали бы ему: «Ну а чего вы хотите в таком возрасте?». А ведь он очень активный человек, большой любитель тенниса, и вот последние полгода не может играть из-за боли. Я посмотрела его, направила к своим коллегам на лечебную физкультуру и на изготовление стелек, потому что у него анатомическое укорочение одной ноги и проблемы с поясницей именно из-за этого.

Иногда наши врачи приходят ко мне и говорят, что у них есть знакомая малообеспеченная семья, они не могут платить полную стоимость лечения. Тогда мы с врачом вместе решаем, за какую цену мы можем взять их в работу, или, может быть, стоит принять их вообще бесплатно, или за чисто символическую плату. Это решение зависит не от прибыли: важнее психология пациента.

Есть люди, которые априори не могут лечиться бесплатно, если предложить им такое, они будут очень дискомфортно себя чувствовать. Им мы выставляем небольшой счет или просто делаем значительную скидку. Потому, что, как я говорила, вначале всего идет медицина — и уже потом бизнес.
Подписка на рассылку

Получайте первым информацию о новых публикациях на почту